Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Уважаемые  читатели! 

На этой странице вы найдете разнообразные материалы о Сирии и ее исторических местах, в том числе скопированные из моего путеводителя, написанного совместно с Сергеем Медведко и размещенные на других сайтах. Пользуясь случаем, благодарю плагиаторов за оцифровку материалов.

 

 

ПОСТРОЕННАЯ  ДЖИННАМИ

 

Часть 1. Пальмира. 

 

       

         Нам с детства знакомо это слово, в основном из сочетания «Петербург — Северная Пальмира».  А каков сам оригинал, с которым сравнивают нашу вторую столицу? На улицах Санкт-Петербурга российские корреспонденты как-то провели опрос: «Наш город называют Северной Пальмирой. Откуда произошло это название? Что такое Пальмира?» Большинство граждан недоуменно пожимали плечами. Наиболее эрудированные вспоминали папиросы «Пальмира». На самом деле своим вторым именем северная столица России обязана чудесному древнему городу Пальмира, который находится в сердце Сирийской пустыни в 240 км на северо-восток от Дамаска.  Уже в глубокой древности оазис, где стоит Пальмира, населяли семитские племена: в ассирийской табличке начала II тыс. до н.э., содержащей текст контракта, одним из свидетелей сделки упоминается некий Пузур Иштар, тадмореянин. Значит, в то далекое время город уже существовал и даже назывался так же, как сегодня он звучит по-арабски: ТАДМОР.  Следующее известное упоминание ближе на 800 лет. В глиняных документах ассирийского царя Тиглатпаласара I (1114-1076 гг. до н.э.), касающихся похода против арамеев, находим «Тадмор в стране Амурру» (так ассирийцы продолжали называть Сирию даже после падения аморейских государств и прихода арамеев). Арамеи вместе с арабами образовали основное население средней Сирии, а их язык вплоть до VI в. стал языком всеобщего общения на огромной территории — от Ирана до Палестины.


 В Ветхом Завете утверждается, что Тадмор (Фадмор) в свое время был отстроен царем Соломоном (2 Паралип.8:4) после разрушения его ассирийцами (что по мнению ученых вряд ли соответствует истине). Гассанидский поэт Набига ад-Дубьяни донес до нас красивую легенду, по которой город для Соломона построили джинны — таким чудом казался он людям. Впрочем, эта легенда не противоречит и кораническим представлениям (Коран 27:17, 34:11-12).  Сведения о периоде, когда Тадмор входил в империю Александра Македонского и Селевкидов, небогаты, но скорее всего, уже тогда это был процветающий город, столица местных арабских князьков. После развала Селевкидского государства, торговые пути, пролегавшие вдоль Евфрата, стали ненадежны, и племена Сирийской пустыни, воспользовавшись ситуацией, перехватили прибыльное дело.

В I в. до н.э. город стал формально самостоятельным. Рим не включил его в свою провинцию Сирия, поскольку предпочитал иметь буферную зону между собой и главным соперником на Востоке — персидским Парфянским царством. Как отмечал Плиний Старший, тадморцы с успехом извлекали выгоду из такой ситуации, а расположение у естественного прохода к Средиземному морю (древняя дорога проходила по нынешней Долине гробниц) сделало его богатым торговым центром. Бесчисленные караваны везли жемчуг из Персидского залива, шелк из Китая, ковры из Персии, украшения из Финикии, вино и пшеницу из Сирии. Жители Тадмора торговали водой, представляющей большую ценность в пустыне, обеспечивали за плату проводников и конных лучников для охраны караванов, нападения на которые были обычным явлением.


Мятежный римский триумвир (соправитель империи) Марк Антоний, получивший в управление восточные области Римской державы, в 40 г. до н.э. послал сюда конный отряд, чтобы разграбить город, ибо ощущал потребность в деньгах по причине своего романа с египетской царицей Клеопатрой (позднее ставшей его женой). Очевидно, в те времена город не был как следует укреплен, поскольку известно, что, спасаясь от солдат Антония, богатые жители бежали с имуществом на левый берег Евфрата. При Тиберии (14-37 гг.) город должен был платить подать римскому легату, находившемуся в Антиохии; в этот период он и получил свое римское название, ставшее более популярным, чем древнее — Пальмира, т.е. «город пальм».

В 129 г. римский император Адриан, известный заботами об укреплении границ империи, посетил Пальмиру, дал ей название “Адриана Пальмира" и права вольного города, хотя не заметно, чтобы пальмирцы очень гордились этим. Отделенная ото всех пустыней, Пальмира ощущала себя довольно независимой, хотя Рим и держал в ней своего прокуратора. Назначаемый сюда прокуратор принадлежал к высшему рангу и получал 200 тыс. сестерциев в год. Он же исполнял должность председателя священных трапез жрецов бога Зевса — Бела.
В римском войске того времени славились вольнонаемные пальмирские лучники. Исторические источники упоминают, что еще в осаде императором Титом Иерусалима в 70-м г. участвовали восемь тысяч лучников из Пальмиры. При Траяне (около 100 г.) были созданы и первые подразделения верблюжьей кавалерии.

Лишь при Септимии Севере в 211 г. город был окончательно включен в римские владения со статусом колонии. Римляне проложили хорошие дороги и упорядочили торговлю, что принесло Пальмире устойчивое процветание. Она становится одним из крупнейших городов Востока, где начинает складываться своеобразная культура, сочетавшая античные и восточные элементы. Наивысший же расцвет приходится на вторую половину III в. и связан с именами одной супружеской пары.



МЯТЕЖНАЯ  ЦАРИЦА

 


В 258 г. правителем города стал внук римского сенатора арабского происхождения, казненного за участие в бунте, консул Оденат, унаследовавший от своего отца Септимия Хайрана титул «князя Пальмирского» («раш Тадмор»).  4 года спустя он во главе римских и пальмирских войск одерживает ряд побед над персами и отбрасывает их за Евфрат. Это произошло вскоре после того, как римский император Валериан попал под Эдессой (нынешняя Урфа в юго-восточной Турции) в плен к персам и там умер. В юго-западном Иране на реке Карун до сих пор сохранились мост и плотина, которые строили римские пленные, среди которых был, по преданию, и сам Валериан. Его сын, император Галлиен, благодарный за разгром врага и месть за отца, производит Одената в «дуксы» (фельдмаршалы), затем, поощряя его рвение, в «восстановители всего Востока» и, наконец, в местные «императоры». Военный талант Одената действительно был неординарным. Со своими солдатами он доходил до резиденции парфянских царей Ктесифона (35 км севернее Багдада) и оправдал титул императора, расширив свое влияние на весь римский Восток (в него входили земли между Египтом и Малой Азией).  Быстро растущая сила новоиспеченного императора не всем пришлась по сердцу, и в 267 г. он вместе со старшим сыном Иродианом был убит в Эмессе (Хомсе), по некоторым источникам — своим же племянником.  Вызывавшая зависть корона перешла к младшему сыну Вахбаллату, еще младенцу, но император Галлиен отказался передать тому титулы отца. Тогда супруга Одената — по-римски Зенобия Септимия, по — пальмирски Зубайдат Бат Заббаи — берет власть в свои руки и объявляет себя регентшей при сыне.


Владычество Пальмиры, однако, не пользовалось популярностью на Востоке. Древние народы не хотели согласиться на господство бедуинов-кочевников, да еще во главе с женщиной. Новый римский император Аврелиан (270-275 гг.) правильно оценил непрочность положения «царицы песков» и, выгадывая время, вступил с ней в переговоры, вернув Вахбаллату титулы его отца Одената. Пальмира объявила себя независимой, стала чеканить монету с изображением царицы и ее сына. Аврелиан между тем готовил грандиозную экспедицию. Против Зенобии был дополнительно набран среди земляков императора — иллирийцев (т.е. на территории нынешних Словении, Хорватии, Боснии) I Иллирийский легион. Уже через полгода в Египте начались военные действия, принесшие римлянам быструю победу. Аврелиан лично возглавил войска в Малой Азии, без особых трудностей дойдя до Сирии. Зенобия с главными силами ждала в Антиохии (нынешняя Антакья в Турции, в устье Оронта). Заклятый враг Рима — персидский царь Шапур I — к тому времени постарел и не стремился вступать в войну, чтобы помочь союзнице. Немалую роль сыграло то, что глава сасанидского Ирана уже находился под сильным влиянием мага (т.е. жреца так называемой религии, огнепоклонников — зороастризма) Картира и с неприязнью воспринимал увлечение Зенобии греческой философией.

Аврелиан, одержав победу под Антиохией, направился к Эмессе (Хомс).  Пытаясь поднять дух своих подданных, Зенобия и Вахбаллат присвоили себе титулы римских императоров «Август'' и »Августа«, т.е. »Священные" (по другим источникам, они сделали это еще раньше, чем и привели в бешенство Аврелиана). Но ничто не помогло, и в решающем сражении под Эмессой в 272 г. войска Зенобии были разбиты и бежали в Пальмиру. Город был осажден, а персидский царь, на которого все еще возлагала надежду Зенобия, делал вид, что не замечает событий у своих границ. Ночью царица бежала из города на верблюде, надеясь добиться помощи у персов, и добралась до Евфрата, но была схвачена. Вахбаллат сумел бежать в Армению. Пальмира сдалась, Кассий Лонгин и другие советники Зенобии увезены в Эмессу и там казнены. Сама она, закованная в золотые цепи, в осенний день 274 г. проследовала по улицам Рима в процессии триумфа за колесницей Аврелиана.  Бывшая императрица была пощажена и до конца своей жизни прожила на одной из вилл в Тиволи под Римом. Сенат иронизировал над тем, что Аврелиан победил женщину. «Если б вы знали, что это за женщина !» — отвечал на это император. Едва римская армия вернулась в Европу, как Пальмира восстала, римский правитель и солдаты гарнизона были убиты. Аврелиан вынужден был вернуться, разграбил город и разрушил его стены. Часть добычи от разграбления Пальмиры пошла на храм Непобедимого Солнца, возведенный Аврелианом в Риме.

Тем не менее, империя не могла пренебрегать таким важным стратегическим пунктом, каким была Пальмира, и при Диоклетиане (284-305 гг.) стены были восстановлены, построены казармы, в которых разместился все тот же I Иллирийский легион. В IV в. упоминается епископ Пальмиры Маринус, а храмы переделываются в церкви. При Юстиниане (VI в.) даже появилось много новых сооружений, в том числе — новые стены и акведук. Однако, Юстиниановы стены окружали уже иную Пальмиру — захолустный пограничный византийский город.

Дальнейшая история Пальмиры неинтересна, хотя и драматична. Арабы заняли ее в 634 г.В конце VII в. район стал ареной жестоких раздоров между племенами бану Кельб и бану Кайс. В 744 г. Тадмор, считавшийся владением кельбитов, восстал против последнего омейядского халифа Мсрвана II, начавшего благоволить больше кайситам. Халиф взял в 745 г. город, перебил немало жителей и велел разрушить стены, построенные Юстинианом. Бану Кайс постепенно вытеснили бану Кельб в Палестину.  В 750 г. последние отомстили омсйядским правителям тем, что перешли на сторону их врагов — Аббасидов. После того, как Аббасиды перенесли центр халифата из Дамаска в Багдад, значение Пальмиры упало. В довершение в начале X в. город разрушило сильное землетрясение.

Для европейцев Пальмиру лишь в 1678 г. вновь открыли два английских купца. Известие, что город не исчез окончательно, рисунки величественных руин, сделанные очевидцами, возродили интерес к Пальмире, и в течение последующих полутора столетий появляются драматические произведения, посвященные царице Зенобии. В России придворные льстецы сравнивают с пальмирской царицей Екатерину Великую, а за Санкт-Петербургом закрепляется название «Северная Пальмира».  Систематические же раскопки начались с середины 20-х гг. нашего века и продолжаются до сих пор. Значительная часть города, как легко убедиться, еще скрыта под песком, но и то, что доступно взору, поражает воображение.

 Читать далее...

Часть 2. 

 

Рейтинг@Mail.ru

 

Рейтинг@Mail.ru