Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

ПОСТРОЕННАЯ ДЖИННАМИ

 Часть 2

 

     Сначала немного о финиковой пальме. Многие уже пытались вырастить из косточек себе дома финиковую пальму. Получалось почти всегда. Очень уж отзывчивое растение. Существует около 120 видов съедобных плодов фиников. Разных цветов плода, разной сахаристости, разных размеров. Есть с очень тонкой кожурой, такой тонкой, что к перевозке совсем не годны, сладкая мякоть тотчас начинает выливаться, это самая элита из плодов. Собирают их очень осторожно, только в кистях. А есть плоды с толстой кожурой, которые мы, обычно, покупаем в наших магазинах. Хоть финики и хорошо всходят из косточек, однако, такие посадки не в чести у земледельцев пустынь. Их безжалостно удаляют. 

К посадке берется боковой прирост от основной пальмы, когда достигнет определенной высоты. Причем, не всякий прирост, специалисты оценивают их. Саженцы выкапывают и перевозят для посадки на новое место под плантации. Растение начинает цвести в начале марта, а созревают финики в ноябре. И вот, с марта по ноябрь, должно быть очень жарко и сухо. Только тогда финики будут финиками. Есть у них, конечно, и вредитель, долгоносик, который, как и везде, дырявит цветки, откладывая в них яйца. Борются с ним следующим способом, сверлят пальму и в отверстие наливают специальную жидкость, после чего долгоносик врассыпную, с проклятиями, уходит. А от посадки саженца до первого настоящего урожая фиников есть временное расстояние в, около, 25 лет. В пустыне, обычно, так и говорят, что сажают финики для сына, не для себя. Пальмы эти растут повсеместно, пока позволяют условия. Но самые лучшие финики вырастают в Ираке. В Сирии есть лишь одно место, где вырастают настоящие финики, которые могут сравняться с иракскими — оазис Пальмира. И это же место считается, как самое жаркое в стране.

Жизнь оазису Пальмира дал удивительный источник, расположенный в довольно глубокой расщелине, горячий серный источник Эфка, вытекающий из-под холма Джебель Мунтар. В настоящее время возле него расположен отель «Пальмира Шам палас». Для безводной Пальмиры этот источник всегда имел большое значение и, хотя вода его непригодна для питья, она использовалась (и используется до сих пор) для орошения пальм и плантаций оливковых деревьев. Не случайно покровителем Эфки считался один из главных местных богов — Ярихбол (Ярхибол), он же давал оракул, определявший того, кто станет носителем титула «хранителя источника». О том, что эта должность была достаточно почетной, говорит тот факт, что имена хранителей зафиксированы в древних документах и дошли до нас. В гроте до сих пор сохранились несколько алтарей. Надпись на одном из них гласит, что Болана, сын Забида, посвятил этот алтарь «Великому Зевсу, повелителю небес, когда был хранителем источника».


Вокруг Эфки стояло немало камней с надписями-посвящениями богам. Помимо прочего, пальмирцы знали о лечебных свойствах вод источника (33 градуса, небольшая радиоактивность), и поэтому здесь с древних времен существовали бани. По лестнице, частью вырубленной в скале, можно спуститься в грот и убедиться по очертаниям обтесанных скал, что место когда-то было неплохо обустроено. За умеренную плату смотритель предоставит в Ваше распоряжение полотенце и кабинку, где можно переодеться с тем, чтобы принять серную ванну. Для постояльцев «Пальмира Шам палас» имеется и более впечатляющее купание — в пещере, вход в которую находится на склоне напротив отеля. Это целый подземный лабиринт, ветвящийся в недрах холма. Как утверждают местные жители, основное русло, по которому течет источник, тянется на многие километры, и никто не знает, где берет начало эта подземная река. Во всяком случае рассказывают, что один из пальмирцев, пройдя 5 км по пещере, так и не достиг ее конца и выбрался через узкий проход наружу по другую сторону Джебель Мунтар.

Примечание: Но, как часто это бывает, когда у недалёких людей заводятся деньги, всё начинает рушиться. В начале 1995 г. из-за неграмотно пробуренных артезианских скважин вода из источника ушла. Специалисты думают, как исправить положение.

 

ХРАМ  БЕЛА

 

Путешествие по древней Пальмире начнем с самого большого сооружения, возвышающегося на востоке — храма бога Бела (он же — Баал или Ваал, культ которого был введен ханаанами, и по-арамейски звучавший как «Бол», но под влиянием вавилонского произношения превратившийся в Бела). В эллинизированной Пальмире семитский верховный владыка неба Бел отождествлялся с греческим Зевсом, но одновременно сохранялась и традиционная для местных верований привычная триада Пальмирских богов: Бел, бог Солнца Ярихбол (Ярхибол) и бог Луны Аглибол (или параллельная им аналогичная триада: Баалшамин -Малакбел — Аглибол). Храм Бела относится к числу самых древних сооружений города, основное здание воздвигнуто при римском императоре Тиберии в I в. В эллинистический период здесь также было святилище, а небольшой искусственный холм, на котором стоит весь комплекс, насыпан еще раньше. Храм находится в центре обширного двора, оформление которого было завершено во II в. Несмотря на сильные разрушения, храмовый ансамбль является наиболее сохранившимся из подобных на Ближнем Востоке. 

 

Окружающая комплекс стена сложена из тщательно пригнанных больших каменных блоков. Она хорошо сохранилась с северной стороны, т.е. слева от того места, где Вы вошли. Своеобразный вид ей придают испещрившие всю поверхность отверстия; такие же отверстия покрывают и стены храма. Это следы деятельности местных жителей, добывавших таким образом металлические скрепы, соединявшие камни стен. В эпоху, когда появилось огнестрельное оружие, особенно ценным был свинец, которым для более плотного прилегания оборачивались скрепы — ведь из него делались пули. Войдя чуть позже непосредственно в храм, справа внизу Вы сможете обнаружить две скобы, все же не вынутые мародерами.  Кроме того, свинец играл, в те времена, роль демпфера при землетрясениях. Двор святилища с трех сторон был окружен двойной колоннадой, от нее сохранились лишь маленькие участки. С западной стороны, с которой Вы вошли и где в центре находились главные ворота, колонны поставлены в один ряд, но зато здесь они значительно выше. На этих пьедесталах стояли боги, императоры, военачальники, знатные люди.

 

В XII в. сельджукский правитель Пальмиры превратил храмовый комплекс в крепость, а ворота, соответственно, переделал в боевой бастион. Первоначально ворота украшал восьмиколонный портик, к которому вела пологая монументальная лестница. Попасть во двор можно было через три квадратных проема. При сельджуках для строительства бастиона использовали античные обломки; хорошо видно, что его стены частью сложены из барабанов колонн. Арабская надпись на бастионе говорит о времени строительства (1132-1133 гг.), а также призывает не ломать то, что построено с помощью аллаха «великим человеком Насир ад-Дином, одним из тех, кто осуществил торжество веры». Позднее население Тадмора укрывалось за стенами храма от набегов кочевников.

 

Лишь в 1929 г. началось выселение деревушки, расположившейся в ограде храма (в самом храме была мечеть). Для выселяемых к востоку от развалин были построены новые кварталы, ставшие началом нового города.  Сохранился  лишь один домик в юго-восточном углу двора, используемый для археологических нужд. В том месте, где Вы вошли на территорию храмового комплекса, Возвышаются семь колонн, сохранившиеся от шедшей но периметру колоннады. Под колоннами — заглубленный проход, по которому загоняли жертвенных животных. Продвигаясь наверх, к храму, Вы обнаружите фундамент алтаря, где приносились в жертву овны, верблюды и крупный рогатый скот. Но еще до алтаря ряд каменных блоков напомнит о том, что на этом месте находился ритуальный «банкетный зал». В проходящей под ним канализационной системе было найдено свыше тысячи кусочков обожженной глины различной конфигурации — своеобразные жетончики-пропуска на «банкеты», где поедали во славу божества принесенных ему в жертву животных. Участие в пиршествах, устраиваемых коллегией жрецов Вела, было наивысшей честью для граждан Пальмиры. 

Храм, возвышающийся на довольно высоком подиуме, построен по образцу греческих: центральное помещение обнесено со всех сторон колоннадой. Колонны имели капители, сделанные из позолоченной бронзы, но они, по преданию, были сняты и увезены императором Аврелианом в качестве военного трофея. Основание фундамента имело вначале ступенчатую форму на греческий манер (крепис). Но потом, очевидно, возникла необходимость расширить подиум, и ступени креписа заложили. В некоторых местах, где отвалилась поздняя облицовка, эта граница эллинистического и римского периодов хорошо видна. 

Однако, если оценивать храм Бела в целом, то приходится признать его сооружением скорее восточным, чем античным: план, ориентация, членение внутреннего пространства свидетельствуют о сохранении традиций древней восточной архитектуры. Не свойственна греческим и римским храмам поперечная ориентация святилища Бела, т.е. то, что вход находится не в узкой торцовой стене, а в длинной, продольной. Монументальный, выделенный мощными пилонами вход прерывает окружающую храм колоннаду, что характерно именно для восточных культовых зданий от Месопотамии до Египта.

 

Необходимость просторного входа диктовалась ритуалом, принятым на Востоке, в соответствии с которым жрецы должны были совершать торжественный вынос статуй богов, обходить с ними в процессии вокруг храма и столь же торжественно водворять обратно. На чем большее влияние претендовал храм, тем грандиознее должны были быть идолы, имеющиеся в распоряжении его жрецов, работа которых была порой не из легких.  Еще одно, чисто местное, отличие от «настоящих» греческих храмов состоит в том, что колоннада и само здание не имели общей крыши. Об этом ясно говорят напоминающие о месопотамских храмах мерлоны — ряд плоских ступенчатых пирамид на сохранившихся в восточной части перекрытиях колонн портика (сторона, противоположная входу).

Все это показывает, что в период римских завоеваний у местных народов уже сложились устойчивые традиции храмового строительства, которые даже такая цивилизация, как римская, не смогла полностью подчинить своим законам. Храм Бела, как свидетельствуют сохранившиеся фрагменты, был богато украшен рельефами. Внутри, слева от входа, в северной нише, стояли, как полагают, статуи Пальмирской триады богов. В южной (правой) нише, перед которой сохранилась широкая лестница, вероятно, помещалась еще одна статуя Бела, может быть — та самая золотая, которая была увезена Аврелианом в Рим. По другим утверждениям, в правой нише помещались статуи, использовавшиеся во время процессий, что доказывает ступенчатый подъем к ней и лестницы по бокам. Такие ниши характерны для многих храмов того времени в Сирии, Ливане, Иордании. Греки и римляне ставили богов на пьедесталы, а не помещали их в ниши, которые в восточных храмах стали во II в. называться греческим словом «таламос», введенным в лексикон знаменитым философом и писателем-сатириком Лукианом, уроженцем сирийского города Самосаты (ныне — территория Турции; в верхнем течении Евфрата).


Северная ниша, как утверждают некоторые путеводители, сделана «в виде сирийского шатра». На монолитном потолке — тонко исполненные изображения семи планет, окруженных знаками Зодиака. В центре круга — полустертое изображение Юпитера. Тут же на потолочном перекрытии — орел, символ Юпитера. К сожалению, все сильно закопчено дымом. Слева от ниши узкая лестница, которая ведет на несохранившуюся крышу, которая скорее всего была плоской, как это присуще восточным постройкам. Потолок Южной (правой) ниши изящно оформлен: вырезанная в камне роза окружена орнаментом из треугольников, квадратов и шестиугольников в различных вариациях. Здесь проявилась восточная склонность к геометрическому орнаменту. На стенах внутри храма до сих пор кое-где сохранились остатки росписи (особенно заметны справа при входе), которая напоминает, что помещение успело послужить и в качестве церкви.

При выходе задержитесь у выставленных здесь выразительных барельефов. На переднем изображены колонны храма, божество в римской одежде с полумесяцем за головой (бог Луны Аглибол), два алтаря с плодами (в том числе — ананасом !) и жертвенным козленком и еще один бог, слабо различимый, держащий первого за руку. Предполагают,что барельеф украшал колоннаду другого святилища, посвященного богам-«братьям»: Аглиболу и Малакбелу, который, будучи богом Солнца, считался также и богом плодородия (отсюда — фрукты на алтаре). Две оставшиеся фигуры в парфянских одеждах — служители храма или молящиеся. 

С обратной стороны изображена битва двух богов — одного на колеснице, другого на коне — с чудовищем в виде человека со змеями вместо ног; шесть других божеств также участвуют в этой битве против олицетворения Зла. Тема барельефа напоминает аккадский миф о битве «младших богов» под руководством бога Мардука с воплощением мирового хаоса — богиней Тиамат, или же греческий — о борьбе Зевса с Тифоном (по преданию, тоже змееногим).

 

На следующем фрагменте — процессия, в которой выделяется верблюд, несущий на спине палатку (скорее всего со статуей божества) Перед человеком, ведущем верблюда, семенит осел или лошадь. Четыре фигуры, мимо которых движется процессия, подняли руки, приветствуя или молясь. С левого и правого края — закутанные в покрывала женщины, склонившие головы в смиренных позах (отметьте для себя, что барельеф сделан задолго до появления ислама) Все мужчины — в одеждах жителей пустыни, возможно — обычной одежде пальмирских жителей той поры.

Но, в целом, это картина — жрецы, возжигающие фимиам в металлических жаровнях. Каждый пальмирский храм управлялся коллегией жрецов. Жрецы носили своеобразные головные уборы, так называемые модии, украшенные иногда для различия иерархии лавровым венком, сколотым спереди бронзовой за стежкой, которая иногда имела вид маленького бюста в медальоне.

Не поленитесь — обойдите вокруг храма, стараясь не обращать внимания на брошенные вагонетки, использовавшиеся при расчистке руин. Представьте себя в громадной пестрой толпе ремесленников, пастухов, чиновников, солдат, кочевников, следующих в экстазе за покачивающейся впереди статуей все-могущего Бела, которую с натугой и песнопениями несут жрецы. Представьте, что через несколько минут вся эта масса людей замрет на площади перед главным входом, где будет разыграна ритуальная мистерия, для которой уже приготовлено жертвенное стадо, и слабое блеяние иногда долетает издалека до Ваших ушей, зажигая сердце предвкушением... 

 

Читать далее...

Часть 3. 

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

 

Рейтинг@Mail.ru